Глава третья: “Зыбучие пески”

 

1.10.2015: Сегодня у меня только сестринское дело, остальные предметы идут перезачётом. Мишаня и Муслим подали мне руку, больше никто со мной не здоровается. Муслим пригласил меня сесть с ним, но тут пришёл Артём и сел рядом с ним. Во время занятия Артём ушёл, освободив место рядом с Муслимом, он тут же позвал меня сесть рядом с ним. Муслим играет с огнём, идя против мнения группы, нарушая тенденции: сейчас модно меня игнорировать. Я не хочу, чтобы он уходил в армию, но желаю, чтобы он ушёл поскорее. На перерыве услышал, как девушки обсуждают Нуру, они громко осуждали её наряды для фотосессии. Посмотрел я эти фотографии: красивые стильные фотографии, они намного лучше, чем их аватарки — грустное отражение в заляпанном зеркале, а лучший вариант — присутствие особи мужского рода неопределённого пола, консистенции и алкогольного статуса. Меня веселит факт, что больше всех осуждает и негодует Мельник Анастасия со своей свекольной головой. Какое горе, какие душевные травмы могут заставить человека покрасить волосы в столь чудовищный цвет, как у неё? Не зря психологи говорят, что мы осуждаем в других то, что не принимаем в себе.

2.10.2015: Сегодня случился внезапный выходной, потому что все предметы пошли перезачётом. Написал троим из группы насчёт расписания на завтра, все коротко ответили “Нет” (Нура, Анвар и Мишаня).

5.10.2015: Занятия с 11:30, такое время меня всегда радует; чем позже, тем лучше. На анатомии разбирали дыхательную систему. Вторая пара — сестринское дело, я засыпал с открытыми глазами, преподаватель говорит много, быстро, без смены тона и тембра. Даже мне, русскоязычному, сложно уловить мысль и что-то запомнить. Хуже всего, когда начинаются воспоминания: не интересно. Забегая вперёд, скажу, что позже меня перевели в другую группу, к Людмиле Леонидовне. В первой группе остались Мельник и её “шестёрки”, а во вторую пошли все убогие и непопулярные члены группы, с кем они даже не здороваются.

6.05.2017: Первая пара русский язык, Муслим сидел со мной, вместе с ним ломали голову над заданиями. Сегодня отличилась Кузнецова Анастасия, местная жительница, решила ввести всех в курс дела. Зашёл у них разговор про мораль, что мораль вообще никакая, все студентки лёгкого поведения. “А вы знаете, как в городе называют нашу общагу? — прокричала она. — ЦПХ!” Все стали спрашивать, что же это такое. А дальше я, кажется, потерял сознание на пару секунд. “Центральное пиздохранилище!” Это был моноспектакль в исполнении К.А. Раньше я полагал, что смотрю на мир широко открытыми глазами, а теперь понял, что смотрел на мир сквозь узкие щели, но вот её сообщение заставило меня приоткрыть глаза чуть шире. Я несколько лет не слышал таких ругательств, а чтобы их вот так кричали на всю аудиторию… Видимо, в этом городе Анастасия является главной поборницей морали. Это сейчас, спустя два года, я могу со смехом вспоминать моё состояние в этот день. Я понял, что эти люди нехорошие, но насколько они нехорошие, мне предстояло познавать всё больше и больше, опускаясь в зловонные зыбучие пески.

7.10.2015: Сегодня особый день: посвящение в студенты. Для молодёжи, но не для меня, я его проигнорировал. В моём возрасте нелепо принимать участие в подобных мероприятиях. По расписанию одна пара (русский язык), преподаватель занимался организацией мероприятия, потому нам осталось только сидеть в кабинете. Те, кто участвовал в шоу, ушли репетировать во двор, в кабинете остались несколько человек, в том числе Нура, как главный изгой нашей группы и мать всех изгоев в целом. Я сидел за передней партой, Нура сразу за мной. Артём начал с ней пререкаться, что-то кто-то ему донёс, что она про него говорила (вот, конечно, у неё больше нет других занятий), Нура тоже молчать не будет и отвечала ему остро и дерзко. Он сказал, переводя на русский язык, что попросит девушек избить её до потери пульса, её это никак не испугало. Тогда он подошёл и ударил её учебником или тетрадью по лицу. В этот момент я представил картину, как меня исключают за драку, а ведь не прошло и месяца, как я здесь учусь. Позорная трусость. Я сидел и даже не обернулся, сделав вид, что вообще ничего не замечаю. Никто не сказал ни слова. Позорные малодушные создания, и я в их числе. Моё отношение к Артёму резко изменилось, Надеюсь, его заберут в армию, на опыты или просто отчислят после первого семестра.

Муслим дождался меня, когда я выйду из класса, я угостил его двумя конфетками, которые он сразу съел, словно белка. Узнав о том, что он любит сладкое, а в общаге с этим большой дефицит, я стал приносить ему каждый день вкусные конфеты. Уговаривал меня прийти на посвящение.
— Это нужно, чтобы быть единым целым с группой.
— Я не хочу быть единым целым, я сюда пришёл не дружить, а учиться.
— Но посвящение часть учёбы.
— Оно не входит в учебную программу.
— Вот как ты на ходу придумываешь ответы?! — удивился он и рассмеялся. — Не подкопаешься.
Пожимая мне руку возле общаги, Муслим сказал: «Пожалуйста, приди. Без тебя всё не так, неинтересно».
Несколько странно, что относится ко мне хорошо, но в интернете мы не общаемся. Я даже не знаю, куда ему писать.

Анвар написал мне днём просьбу помочь ему по анатомии. Меня это обрадовало, я очень хочу ему помочь с учёбой. Договорились встретиться завтра после учёбы.

Нура пишет вечером: Вокальные данные наших дам поражают))))

Я: Мне хватило в кабинете, умоляю, больше не надо!

Нура: Божи, это посвящение тако-о-ой провал!

Я: Провалились все или 24-я группа?

Нура: 24 и ещё одна из 9-тиклашек, вторая нормально. Ну, птушная самодеятельность кароч, это забавно.

Я: Не заставляй меня пожалеть, что я не пришёл.

Нура: Ты зря-я-я не пошёл.

В 19:20: Все ушли бухать. Тухну в общаге одна.

Я: Порадоваться нужно.

Нура: Просто общага не самое крутое место.

Я: Но ты одна в комнате.

Правда, они приползут в комнату.

Нура: Ну я и так слишком много времени одна.

Я: Это повод для радости.

Нура (21:10): Пришли и я пожалела, лол.

Я: Снова хочешь остаться наедине?

Нура: Да уж…

Нура (23:00): Все бухие, кругом менты, пора искать съёмную хату.

Я: Менты зачем?

Нура: Приехали их разгонять, они где-то у реки половиной общаги бухали.

Я: Каждый год так, зачем тогда устраивать это посвящение? Вопрос риторический.

Нура: Это Россия.

8.10.2017: Не пошёл на философию и психологию, потому что считал, что на оба предмета у меня перезачёт. Нура написала, что на психологию перезачёта нет. Так вот случился мой первый прогул. Второе занятие по педиатрии, преподаватель начал занятие с опроса. Я совсем не готовился, решил, что сперва читаются лекции, а потом уже будут опросы и контрольные работы. И меня спросила первым! Мне достался вопрос про туалет новорожденного, я что-то вспомнил с лекции, но последовательность нарушил. И в глаза заложил левомеколь (мазь при ожогах), а не тетрациклиновую мазь. Сейчас этот вопрос кажется на уровне детского сада ясельная группа. Было очень неловко перед преподавателем за свои знания, а точнее, незнания. Сегодня я сидел один, даже Мишаня сел отдельно от меня.

Я зашёл за Анваром в общагу после занятий, он спустился, мы с ним обсуждали в холле, как нам поступить, где собраться, чтобы поработать над темой. На reception сидела грузная женщина (мадам Воспита), когда Анвар отошёл, я услышал от неё следующее: “Вот ты тут ходишь такой умный и деловой и не понимаешь, что у вас совсем разные способности. Ты, наверно, хорошо учишься, а он так не может, он совсем другой. И не надо его тянуть на себя, пусть он получает “троечки”, но это будут его “тройки”, честно заслуженные”. Я отошёл молча и в полной растерянности. “Такой умный” — это насмешка или просто желчь? Её жизненная философия недоступна для моего понимания. Анвар не слабоумный, если она это хотела сказать, ему просто нужно немного помочь, потому что главная проблема — это русский язык. Я помню, как учил английский язык, как коряво разговаривал, но с благодарностью вспоминаю каждого, кто возился со мной, разбирая слова и фразы, отрабатывая произношение сложных слов. Я хотел помочь Анвару так же, как мне помогали другие, чтобы он стал медиком и помогал людям. С его добрым сердцем это не проблема.

Переписка с Нурой:

Я: Артём наезжает на тебя? Если ещё раз поднимет руку, сообщай мне.

Нура: Да не, он максимум словесно что-нить вякает, на большее он слишком труслив, но спасибо.

Я: Он ударил тебя при мне, это уже вызов мне. Всё равно поговорю с директором на его счёт. Такое гнильё должно служить в армии или сидеть в тюрьме.

Нура: Он не дотронулся до меня, просто замахнулся. [Врушка!]

Я: Ну да, я не видел. Блин, психо точно нет в списке перезачётов.

Нура: Ты всё равно опоздал на неё, у нас она ещё на первой паре началась.

Я: Теперь точно вызовут на совет и с позором исключат.

Нура: Хах! Просто интересно, как они будут отчитывать взрослого мужика за прогулы.

Я: Я буду ковырять в носу и поедать козявки.

Нура: Ну что же, это достойное проведение взрослого человека.

Я: Это лучше, чем оправдываться.

9.10.2015: Сегодня только одна пара, разбирали новый материал. На перерыве Нура вышла из кабинета. Мельник Анастасия, повернулась в проход, по-мужицки широко расставив ноги, обратилась к своим “шестёркам”: “Ну чё мы с этой (кивок в сторону вышедшей Нуры) делать будем?” И далее перешли на шёпот. Ни стыда, ни совести. Обсуждать при мне такие вещи, это значит, что я совсем безвольная медуза в их глазах. Но я получаю то, что заслуживаю, это справедливо. Моя тонкая душевная организация здесь неуместна и даже преступна, лишь год спустя я понял, как ошибочно было моё поведение. Грубость, мат и жестокость, много боли и бесконечное количество крови — вот что я должен был им предложить, а не готовность помогать в учёбе. Второе занятие было посвящено отработкам долгов, у меня их нет, преподаватель отпустил меня домой.

Нура (20:30): Можно тебе пожаловаться?

Я: Да. Что случилось?

Нура: Ты, кароч, не один изгой: Мельник всех своих корешей и себя записала к Серебряниковой на практику, а меня и даунов, типа Шика, Ниловой и Алжанат, к Кукушкиной. И при этом заливает, мол, какая разница, все учат одинаково. Ты тоже был сначала у Кукушкиной, но Серебряникова перенесла тебя к себе, потому что ты говорил, что только к ней будешь ходить.

Я: Мельник это с крашенными волосами?

Нура: Ага, красная.

Я: Понял, свекольная голова. Серебряникова это та, кто у нас ведёт?

Нура: Да.

Я: А вторая чем плоха?

Нура: А вторая, поговаривают, конченая мразь, а не преподша. Это все знают.

Я: Надо проверить на деле, говорить могут что угодно.

Нура: Ну так именно ВСЕ говорят, эти местные и которая ими руководит. Кароче, надеюсь, за выходные все эти четыре сучки сдохнут. Ну или вся группа сразу.

Я: Могу к вам в группу пойти. Анвар с Муслимом тоже у даунов?

Нура: Анвар не помню, Муслим сначала был во второй, а потом его с тобой поменяли.

Я: Во второй это элита или дауны?

Нура: Во второй илита.

Информация:

“Четыре сучки” — Мельник Анастасия, Кузнецова Анастасия, Смирнова Лилия и Даша Л. Фамилию последней не называю по доброте душевной и потому, что она ушла из училища.

Мельник приехала из Донбасса, две следующие прелестницы —  местные жительницы. Запомните эти имена. Именно они травили Нуру, обзывали, натравливали на неё общажных амёб. У меня большой вопрос: почему именно Мельник распределяла, кто в какой подгруппе должен быть? У нас есть староста, и староста не Мельник. Кукушкина — высококлассный преподаватель, и я очень жалею, что вся эта “илита” не попала к ней, вот она им устроила бы холокост и Судный день два в одном. А вместо неё сообразительные девицы пошли к лояльному преподавателю, которая и списывать разрешает, и двойки не ставит. Несправедливо. Нужно было бы “даунов” отправить к ней. Но лично я счастлив, что попал к Кукушкиной, холокостом меня заманили. 🙂

12.10.2015: Пропустил первый день практики по сестринскому делу, потому что не понял расписание. Непонятные слова и цифры, я не понимаю. Страшно туплю. В итоге попал только на историю, преподаватель Евгений Васильевич, тот самый “страшный” человек, который меня хотел выпроводить из училища. Сейчас я обожаю бывать на его занятиях, там всегда веселье: он задаёт простой вопрос, а я наблюдаю, как группа агонизирует, силясь дать ответ. Сегодня втроём искали Прибалтику на карте. Никто не знал, что это такое вообще: город или страна? Только Муслим вспомнил, что туда входит Литва и Эстония, кто-то ещё Польшу приложил. Я сдерживался изо всех сил, чтобы не рассказать и не показать Прибалтику на карте. Как много всего, оказалось, можно рассказать о ней! Но я, помня мудрый совет Татьяны Аркадьевны не высовываться, всё же сдержался. Евгений Васильевич тот ещё юморист, я бы с удовольствием ещё раз у него поучился. Он спросил у Муслима про армию, Муслим ответил, что 20-го октября уже должны забрать. Грустно. Единственный человек, с кем мне интересно и приятно общаться, уходит навсегда.

Нура пишет: Как же я обожаю это прекрасное общежитие!

Я: Что там?

Нура: Мы не только медики, но и уборщики. Я сегодня обязана мыть лестницу, туалеты, коридор и кухни. Даже от пар освободят ради этой фигни.

Я: Если бы нанимали уборщиц, то проживание стоило бы дороже.

Нура: Дык они тут есть, тут есть специальные старушки, убирающие полы в коридорах.

***

Нура: Ты придёшь на практику завтра?

Я: Приду.

Нура: Ты у Серебряковой или Кукушкиной идёшь?

Я: Пойду к той, которая ведёт у нас лекции, я с ней договаривался о свободном посещении. Вторая может не понять, чего я пришёл, если у меня перезачёт. Как у вас, интересно? На ком опыты ставите?

Нура: Пипец! У всех 2.

Я: У нас вытягивает.

Нура: Пипец! Кукушкина такой холокост устраивает! [Сейчас читаю и хохочу: кто бы знал, что я буду скучать по этому холокосту, высококачественные занятия, эталонные]

Я: У нас какая-то дикая скука. Сижу как дурак. Лучше бы холокост.

Нура: Повезло, я скоро повешусь тут.

Я: Привыкнешь.

Нура: хочу свалить поскорее отсюда

каждая пара скучнее другой

Я: Куда и как свалить?

Предлагаю вместе бежать в Канаду. 😀

Нура: Я бы с радостью, лол.

Я: Учи канадский.

13.10.2015: На учёбу пришёл к 08:00, идёт практика по сестринскому делу, я ожидал, что нас начнут обучать манипуляциям, но вместо этого завалили писаниной, тестами. Манипуляции начнутся через две недели.  Четыре с половиной часа утомительной скуки. Но зато помогал Муслиму выполнять тесты. На большом перерыве одолел голод, а наличных денег с собой не было, позвонил Анвару, он принёс мне с комнаты 100р. Я пошёл в столовую и спросил, есть ли у них суп. Буфетчица рассмеялась. У них только чай-кофе в пластиковых стаканах и отвратительная выпечка, которая больше похожа на прессованные опилки, чем на мучные изделия. Интерьеры заведения можно описать лишь одним словом: плачевно. Столы и стулья такие, словно их принесли с помойки, куда их выбросили бродяги за ненадобностью, на столах ненавистные мне клеёнки вместо скатертей. Я купил чай и булку с повидлом, где повидло оказалось только в названии. Пока поглощал этот корм, боролся с депрессией и суицидальными наклонностями. Начинаю понимать местных людей, почему они так звереют. Я посидел в этом “кафе” 10 минут, и мои моральные устои резко пошатнулись.

Нет отопления ни в училище, ни в общаге, лютый холод. Психология длилась всего 30 минут, потому что условия несовместимые с жизнью. На выходе из училища меня ждал Муслим, но сегодня он не получил свои конфеты: кое-кто нехороший съел все. Муслим рассказал, что отец старается отбить его от армии, ещё есть надежда на то, что он останется. Эта новость меня очень воодушевила. “Мне будет не хватать тебя, но я хочу, чтобы ты делал то, что хочешь ты, а не твои родители: это твоя жизнь, и тебе её жить”, — сказал я ему на прощание.

Нура уехала домой в свой город по причине болезни. Но я подозреваю, что болезнь — это лишь повод. И оказался прав.

14.10.2015: На практику по сестринскому делу не пошёл (волшебный перезачёт), делать там пока нечего, я больше устаю, чем чему-то учусь. Педиатрия в 14:15. Мишаня сел со мной, Муслим сегодня ко мне не подходил, что-то странное происходит. Наверно, это потому, что у меня вчера не было конфет. 🙂 Но сегодня я исправился и вручил ему его законную порцию на перерыве. Видеть как он радуется — стоит всех конфет в мире. Мишаня подвёз меня почти до самого дома, хотя лучше бы довёз меня до бани: дома настолько холодно, что я не хочу туда возвращаться. В училище холодно, в квартире холодно, осталось просто лечь и умереть, покрывшись инеем.

15.10.2015: Пришёл на анатомию по расписанию, а она уже закончилась, все разошлись. Занятия сокращённые из-за холода в училище, замена батарей в самом разгаре. Почему не меняли летом? Полагаю, летом не было денег. На этом занятия на сегодня закончились.

20.10.2015: Позади четыре дня отдыха, возвращаться к учёбе непросто. Порадовали тёплые батареи, теперь мы не погибнем. Две пары: анатомия и латынь. На анатомии Кирилл и Мишаня сидели за последней партой и игрались с телефонами, преподаватель дважды делал им замечание, меня вымораживает такое отношение. Латынь преподаёт наш Куратор, занятие было интересным. Я сижу один, Муслим больше со мной не садится. Причиной тому давление со стороны конкретных людей с группы и плюсом насмешки в общаге. Много времени спустя мне рассказали, что обитатели общаги над ним смеялись из-за того, что он не интересовался девушками, но зато много общался со мной, в этом усматривался криминал. Если переводить на доступный русский язык, следует отметить, что он не вступал в половые сношения, которых предлагалось там в избытке. Малолетние женщины, а особенно отвергнутые малолетние женщины, бывают слишком жестоки.  

Прощаясь с Муслимом в холле, я протянул ему несколько конфет одну за другой, и он проглотил их, как птенец чайки. А потом я повернул голову и увидел хищный взгляд Анастасии Мельник. И когда мы с ним попрощались, она тут же привязалась к нему с внушающими разговорами. Не стоит гадать, о чём были эти разговоры.

21.10.2015: Сегодня у меня одна пара — русский язык. Я отсидел лишь половину, меня отпустили, потому что быстро выполнил упражнения. Муслим сидел с Мельник Анастасией, обхаживает его весь день. Раньше он никогда с ней не садился, она с кем попало не садится.  Краем уха услышал отрывок беседы:

Мельник: “Ты же понимаешь, что тебе не дадут спокойно жить. Если ты дружишь с ним, значит ты тоже такой”. Муслим: «Ты действительно считаешь меня гомиком?» Я слышал лишь эти фразы сегодня, и мне хватило. Бедный Муслим ходил понурый, я не стал подходить к нему, а его конфеты съел сам по пути домой в свою холодную квартиру.

22.10.2015: У меня сегодня две пары: педиатрия и русский язык. На первом занятии со мной сидел Анвар с обречённым видом, он этого не хотел, но больше не было мест. Он отошёл от меня, ему больше не нужна помощь, и старается держаться от меня подальше. Да и на учёбу он забил, так как в общаге такими глупостями никто не занимается, кроме Муслима. Я понимаю, что моя популярность здесь со знаком минус, поэтому проблем себе никто не хочет. Никто со мной не разговаривает и даже не здоровается. Меня это не беспокоит, я лишь переживаю из-за Муслима. Понятно, что дружить нам не дадут, я лишь хочу, чтобы его оставили в покое.

23.10.2015: Занятия идут в обычном режиме, теперь руки не отваливаются от холода. Занятия прошли без особых событий. Муслим ходит грустный, ко мне не подходит, и я его не трогаю. Мне настолько тоскливо, что высказать это невозможно. Друзьям вру, что всё в порядке. А здесь разговаривать совершенно не с кем.

26.10.2015: Выходные прошли быстро, насильно тащил себя на учёбу. Все занятия сидел один, только лишь на анатомии ко мне подсел Мишаня, когда преподаватель объявил о контрольной работе. Зачем я помогаю этому мелкому паразиту? Не знаю, это у меня в крови помогать даже тем, кто меня презирает. Я выполнил его работу, а потом начал выполнять свою, время было на исходе, начал спешить, в итоге допустил грубые ошибки. Решил завязывать с этой благотворительностью, они не хотят со мной общаться, но с удовольствием мной пользуются. Последняя пара — физ-ра, сидели в ледяной раздевалке в ожидании преподавателя, он пришёл с опозданием, когда я окончательно замёрз, отметил нас в журнале и отпустил. Нуры нет, и она уже больше не появится здесь. Некоторые парни подают мне руку, но так, чтобы никто не видел. Если рядом находится Мельник и её “шестёрки”, руку мне никто не подаст.

27.10.2015: Нура забрала документы из училища, встретил её в холле. Немного ей завидую, потому что ей больше не придётся сюда возвращаться. Мы общались лично в последний раз. После большой перемены был английский язык, мне очень нравится общаться с преподавателем, она вселяет уверенность. После была микробиология, сказали, что будет контрольная, Муслим сразу же шутя спросил: «Денис, как дела?» Я ему так же ответил: «Не подлизывайся». [Мне его очень не хватает, даже спустя два года] Ощущение такое, будто я нахожусь в пузыре: я вижу всех, но меня не видит никто. И всё глубже погружаюсь в зыбучие пески отчаяния. Я не верю, что вообще оказался в этом городе, в этом месте с этими людьми. Ничего не предпринимаю, но молча наблюдаю. Всё чаще всплывает то страшное слово, которое я не люблю произносить по отношению к себе. Ошибка. Не нужно было приезжать в Россию ради учёбы, нужно было найти другие варианты. [Сейчас, спустя два года, я точно знаю, что это не ошибка, а Провидение направило меня сюда для прохождения школы унижения и кое-чего ещё]

28.10.2015:  Сегодня, проходя мимо общаги, кто-то из-под моста закричал: “Пидор!” Я машинально повернул голову: под мостом стояла кучка в белых халатах (они там курят), махали мне руками, свистели и орали «Э-э-э, пидо-о-ор!» Ну вот, теперь несовершеннолетние сопли орут мне “Пидор”, а я спокойно иду домой, потому что ничего не могу с этим поделать. Мельник Анастасия очень быстро распространила вести обо мне. И о Муслиме. И ему ещё горше, чем мне: я не живу в общаге, а он вынужден выслушивать это каждый день. [Сейчас, спустя два года, я удивляюсь, почему у меня не возникло вполне естественной реакции размазать её по полу? И почему я не сделал этого? Потому что я приехал совсем из другого мира и ещё не научился, как правильно поступать в подобных ситуациях]

9.10.2015: Учусь прилежно, стараюсь всё выучить и быть лучше всех, только хорошие оценки оправдывают моё пребывание в этом месте. На перерыве в холле меня обсмеяли какие-то совсем малолетние дети, я ничего им не сказал. Мне нужно продолжать учиться. История прошла как всегда с большим успехом. Студенты вообще ничего не знают, не хочется комментировать. На последнем занятии Мишаня сел со мной и попросил у меня в долг 500 р на погашение штрафа. Доехали на его машине до банкомата, я снял ему деньги, и он уехал, а я пошёл домой пешком. Он мне их так и не вернул.

30.10.2015: С большим облегчением я жду наступления выходных, чтобы закрыться в квартире и два дня никуда не выходить, не видеть грязь в прямом и переносном смысле, собраться с силами для следующего рывка длинною в пять дней, пять кошмарных дней, от которых всё нутро скручивает, когда встаёшь рано утром и двигаешься в сторону училища. Пески сомкнулись над моей головой.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Подпишитесь на обновления книги. Введите Ваш E-mail ниже:

Комментарии: